Вторник, 17 Мая 2022, 12:53
Осколки Истории, Краеведческий сайт Алапаевского района Свердловской области

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ САЙТ АЛАПАЕВСКОГО РАЙОНА Свердловской области
Наши награды

Если вам нужна какая-либо информация с сайта, скажем, для учебы или работы, отправьте просьбу администратору через обратную связь.
НЕ ИМЕЙТЕ ПРИВЫЧКИ воровать информацию и размещать ее на иных ресурсах, выдавая за свой краеведческий труд. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием!
При использовании материалов или частей материалов УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ на сайт!.

Меню сайта
Категории
Алапаевск [164]
Верхняя Синячиха [149]
Нижняя Синячиха [30]
Заводы и рудники [29]
Храмы, часовни, соборы [79]
Романовы [37]
Быт и уклад [6]
Разное-полезное [12]
География района [184]
Видеоархив [40]
Еще немного о солдатах... [239]
Дорога узкая, железная [10]
СПРАВОЧНОЕ БЮРО [19]
расписания, полезная информация, телефоны учреждений
Новое на сайте
Перевалов Кузьма Максимович, солдат Великой Отечественной войны, деревня Плюхино Анисимовского сельсовета
Подойников Макар Федорович, солдат Великой Отечественной войны, деревня Анисимова
Поделиться
Осколки истории
Сайт села Арамашево
Музей В.Синячиха
В.Довгань. Море фото
Сайт п.Н-Шайтанский

М. Игнатьева.Фото
Поколения Пермского края
Сайты организаций В.Синячихи
Форма входа
Календарь
«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Отголоски
Статистика


Сайт создан
27 сентября 2014 г.


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Архив записей

Главная » 2017 » Март » 24 » Из истории села Коптелово и окрестных деревень
16:08
Из истории села Коптелово и окрестных деревень
коптелово
Коптеловское село (2 благочиние) Верхотурский уезд, отстоящее от Епархиальнаго города в 142 верстах, расположено на левом берегу реки Реж. 

Местность, занимаемая селом и приходом, ровная, спускающаяся к реке крутым известковым каменистым обрывом, доходящим в иных местах до 10 сажень. Климатическия условия здесь нельзя назвать благоприятными для здоровья в виду находящихся к югу от села в изобилии болот. Почва – разнообразная: черноземная, песчаная, глинистая, известковая, богатая минералами. 

Название свое село получило от фамилии перваго поселенца на берегу реки Реж. До 1751 году село было деревнею Арамашевскаго прихода. 

Существовавший в селе в 1754 году деревянный храм в 1799 году сгорел, а в 1800 году был заложен каменный в честь Вознесения Господня с  приделом во имя св. великомученика Димитрия Солунскаго, освященным 27 Октября 1803 года; главный же храм был освящен 17 Июня 1823 года; 8 Октября 1884 года был при храме заложен правый придел в честь св. Праведнаго Симеона Верхотурскаго Чудотворца и освящен в 1889 году. – С 1886 по 1893 год храм украшался стенною живописью; в числе изображений есть между прочим изображение крушения царскаго поезда 17 Октября 1888 года. В храме есть особенно чтимый местными и окружными жителями образ Спасителя (Икона вырезана из дерева, в рост человека; Спаситель находится в сидячем положении с оковой на левой ноге), принесенный одним прихожанином из города Туринска в 1827 году. 

К числу достопримечательностей села следует также отнести музыкальный звон колоколов, в недавнее время (с 1899 по 1900 год) приобретенных в Гатчинском заводе г. Лаврова и настроенных в тоне А – dur. 

Прихожан в настоящее время состоит 2153 муж. пола и 2280 жен. пола. Главное занятие прихожан составляет хлебопашество; подсобным же является перевозка железа, чугуна, руды Алапаевских заводов к пристаням на реку Чусовую и в города Ирбит и Тюмень. В состав прихода входят деревни: Таборы в 2 вер., Никонова в 2 вер., Исакова в 4 вер., Ермакова в 4 верстах. В деревне Ермаковой есть деревянная часовня, построенная в 1842 году в честь апостолов Петра и Павла. В селе начальное смешанное училище, основанное в 1872 году, - а в следующих деревнях школы грамоты: 1) в Исаковой, смешанная, открытая в 1896 году; 2) в Ермаках, - мужская, в 1894 году открытая; 3) в Пешковой, - смешанная, открытая в 1892 году; у всех школ собственныя помещения.
Материал из книги "Приходы и церкви Екатеринбургской епархии", изданной в 1902 году.


Трудно сегодня представить, что заставило Ивана Коптелова причалить к обрывистому берегу реки Реж?! То ли потребность в живительной влаге родниковой воды,  то ли красота окрестных мест настолько его зачаровала, что решил он избу ставить и корни пускать, сыновей своих к земле-матушке приручать. Когда это было? Трудно ответить. 350 или более лет назад. В 1663 году собрались коптеловские крестьяне и написали царю-батюшке А.М. Романову «Челобитную», в которой жаловались на арамашевских крестьян, которые притесняли их на покосах вдоль речки Карамаш и липняной дороге.

Под Челобитной стояли подписи Ивана Коптелова, Григория Борисова, Кирилла Дементьева.

Получив челобитную (в древней Руси – письменная просьба). Царь-батюшка приказал Верхотурским чиновникам прибыть в Коптелово.

Исполнив волю царя, прибыли чиновники на место и опросили крестьян д. Исаковской и д.Таборской. Они подтвердили, что данной землей коптеловцы пользовались исстари. Это были Гурий и Варфоломей Исаковы, Игнатий.

Перепись 1680 года не застает Ивана Коптелова. Зато живут в деревне 4 его сыновей. Один из которых заявил, что родился он в деревне Коптеловской и у него сын Васька 10 лет. В этой же переписи мы находим сыновей тех, кто ставил свой подписи под челобитной. 

Деревни заселялись выходцами из центра и поморами из северных областей. Трудолюбивые, мужественные люди добротно, на века возводили свои дома. Примером этому стоит на правом берегу реки Реж изба бабушки Кати, срубленная три столетия назад. Это не только памятник архитектуры, памятник народной культуры и крестьянского быта, но и мудрости народной.

Коптеловцы, исаковцы, таборские, ермаковские жители разносили славу о земле нашей далеко за свои пределы, когда возили белую глину из р.Нелы около д.Ермаки на знаменитую Ирбитскую ярмарку. И когда металл, выплавленный из таборской железной руды, получал золотую медаль на Английской выставке, когда сибирский город Тобольск строился на нашей извести.

Но главным богатством земли были не руды и золото – самойловское, а люди, которые не покорились татарскому хану. Это от 30,06,1263 года полностью сжег село покровское, 1,07 пожгли деревни Арамашевской слободы, а жен и детей в полон забрали. Не покорились и наполеоновским солдатам, топтавшим земли российские, не сгибались перед войсками.

Одним из слагаемых успеха была огромная любовь к своей земле, к дому, к семье, к деревенькам нашим. И гордость за себя, свою деревню, когда возводили первую деревянную церковь в 1754 году. В этот год и переименовали деревню Коптеловскую в с. Коптелово. Когда в 1797 году сгорела деревянная церковь, и решили строить каменный храм. Два века назад заложили вот на этом месте первый камень и в 1800 году ровно через 3 года после пожара уже освятили главный купол.

В 1860 году первые ребятишки сели за парту и стали познавать азы науки.

Старший житель села Коптелова Степан Алексеевич Тюфяков говорил: « Теперь хорошо помню, как жители села удивлялись, что в деревню приехал фершал и будет лечить людей»

В первое время кое-кто с недоверием относился к медицинскому работнику, некоторые стеснялись идти на пункт, и только при тяжёлых болезнях обращались к фельдшеру.

До приезда фельдшера лечили людей знахарки и знахари, а родовспоможения оказывали бабки повитухи.

При этом надо иметь в виду, что владельцы Алапаевских заводов имели больницу и амбулаторию, где работали опытные врачи и фельдшеры, но им запрещено было принимать и лечить людей из сельской местности, не работающих в заводах.

Ближайший медицинский пункт с больницей обслуживающий жителей Коптеловской волости, был в Сусане и туда не каждый мог обратиться, поэтому естественно в неотложных случаях прежде всего просили знахарей оказать помощь.

Из разговоров с жителями села удалось узнать некоторые диагнозы и методы лечения, которыми пользовались знахари.

Вот, например, были в животе определяли от насады – "2с пупа сорвало», «править надо».

По знахарскому понятию тех времен, на животе под пупком есть еще внутри живота пуп, который при тяжёлых работах якобы сдвигается вверх в область мечевидного отростка.

В таких случаях больная или больной ложились на спину, а бабка-знахарка своими пальцами с большими усилиями надавливала на стенку желудка и одновременно чувствовала пульсацию аорты.

Вот эти два ощущения давали основание утверждать, что пальцами тянет прыгающий пуп и ставит его на место.

Другой « лечебный приём» при надсадах - бабка ставила на область пупка небольшой горшочек. Чтобы создать вакуум под горшочком, бабка сжигала клочок кудели или бумаги в результате чего кожа живота втягивалась в горшочек.

При болях в спине больного перегибали через сноп. Если то этого приёма не было облегчения, тогда больному в жаркой бане правили (массажировали) спину, парили веником и в кожу втирали скипидар.

Грудных детей заносили в жаркую баню и парили веником, изгоняя якобы родимец. Так повторяли несколько дней подряд.

Человеку с больной головой подавали в зубы решето и ударяли по лубку ладонями рук с обеих сторон. В таких случаях удары по решету имели ощущение в черепе и называли этот приём – встряхивать мозг. Но наиболее распространенный приём лечения головной боли был «драть череп». В этих случаях лекарь на голове больного выбирал небольшую прядь волос, накручивал её на правый указательный палец и рывком через этот же палец оттягивал кожу до получения щелчка. Если под каждой прядью получался щелчок, то больной и лечащий были уверены, что причиной болезни в голове - черем, и после чего его ежегодно драли, а то и в год по несколько раз.

Если ребёнок или взрослый по какой-либо причине начал заикаться при разговорах, в таких случаях ставили диагноз – испуг. Такого больного обливали внезапно водой.

Общую слабость, недомогание, особенно у молодых людей относили к «урокам». Кто-то «изурочил, сглазил»: - говорили старики. В таких случаях приходили к бабке, которая занималась наговорами и обязательно со своим туеском. Бабка набирала в туесок колодезную воду из тренога (кадка на трёх ногах) и наклонялась над водой, нашёптывая заклинания. Если во время наговора у бабки появится зевота, то она утверждала, что больной или больная сильно изурочены. При этом она сама закрывала туесок с наговорами, предварительно перекрестив его, а при передаче наговоров, наказывала: «Понесёшь наговоры и не встряхивай их, и не разговаривай ни с кем». Дунуть на наговорную воду было нельзя, сдунешь наговоры. Некоторые старушки, старики собирали травы и растения, готовили из них отвары, настои и ими лечили людей. Например, корни хрена грызли при шумах в голове. При головной боли нюхали толченные корни чемерицы, некоторые заготавливали к зиме полынь. Затем заваривали ее, настаивали и пили почти при всех болезнях. Утверждали, что горечь лечит от всех болезней. Решающее значение в излечении болезней было внушение и самовнушение.
 
Первый фельдшер прибыл в Коптеловскую волость по направлению земства в 1884 году. Им был Аркадий Васильевич Арефьев. Его помнят некоторые старики села. Он жил и принимал больных в деревянном доме Буралаева. Теперь этого дома нет, а на его месте стоит каменный дом, в котором размещён музей, а раньше было почтовое отделение.

А.В. Арефьев работал в Коптелово только 8 лет. Как наиболее опытного, его перевели в 1892 году на Нейво – Шайтанский медпункт, а на его место земство направило Белоусова Ивана Прокопьевича, который беспрерывно работал здесь свыше 15 лет. Он добился того, что крестьяне Коптеловской волости в 1898 году построили 2-х этажное здание специально для медицинского пункта. На верхнем этаже в новом доме устроили квартиру для фельдшера, а внизу оборудовали кабинеты для амбулатории и аптеки.

С 1909 по 1913 годы заведовал медпунктом Зубарев Данил Васильевич. А после него около15 лет работал Петр Иванович Челышев. Он здесь умер и похоронен на Коптеловском кладбище.


К 1905 году уже в каждой деревне была своя школа.

20 век ворвался в крестьянскую жизнь не только шумом политических стачек, забастовок, но и шумом первого паровоза, который крутил стальные махины колес по стальной магистрали.

Но радость была недолгой, вскоре по этой дороге стали увозить наших прадедов на 1-ю мировую войну.

1917 год раздует пламя революции, вихри которой принесут горе и слезы в десятки и сотни семей. Вспомните кровавый сентябрь 1918 года, когда множество человек были забиты насмерть, порублены литовкой, заколоты вилами, расстрелянные на Гореловском или речке Талагайке.



Памятник на Талагайке

После свержения царского правительства в село Коптелово приезжали и выступали на сходах представители различных партий - эсеров, меньшевиков, анархистов. Все они поболтают и уедут, а речь представителя социалистической партии большевиков Килякова была убедительней и правдивее всех.

Несмотря на то, что большевисткие газеты не поступали в деревни, их кто-то перехватывал, но фронтовики умело находили общий язык с односельчанами. Они просто и ясно разъясняли программу большевисткой партии, которую сами хорошо усвоили во время братоубийственной войны с Германией. Тогда беднейшая часть крестьян, батраки и даже зажиточные жители потянулись к новой власти и активно голосовали за Советы.

Председателем Волостного исполнительного совета был избран Яков Иванович Основин, секретарём А.М. Калинин. В селе был создан кружок, где осуждали ленинские положения о переустройстве жизни в селениях, но это была малочисленная группа.

Наибольшее число сельских жителей, особенно руководящая верхушка кулаков, выродков и местных религиозных фанатиков, таких, как: Кукарских Апполон Яковлевич, Кукарских Евлампий Семёнович, Калинин Павел Емельянович, Ставров Данило Кириллович (его кличка Данилко Марфин) и другие злостно саботировали мероприятия Советской власти. Организатором и вдохновителем контрреволюционной банды был местный торговец основин Николай Иванович.

Во время сенокоса крестьян не было в селе, в эту пору ненавистники новой власти в середине июля 1918 года в селе Коптелово провели сельский сход, на котором избрали новый состав руководства волости. Председателем земской управы избрали Калинина Константина Павловича – сына ярого противника Советской власти, а волостным писарем поставили Калинина Николая Михайловича. – зятя местного торговца Торопова.

В дальнейшем выяснилось, Что Калинин Н. М.был организатором все контрреволюционных и диверсионных актов против мероприятий Советской власти на территории Коптеловской волости.

Первая диверсия была подготовлена и осуществлена на железной дороге, соединяющей Егоршино и Алапаевск. Непосредственным исполнителем этого злодеяния был таборский мужик Фаля (Филипп Моисеевич Кабанов).

1 или 2 августа 1918 года ночью по лесным дорожкам из Бичура фаля провёл белогвардейского прапорщика Я кубенко с четырьмя солдатами и ящиком взрывчатки. Они сделали привал на покосе Фали у костра, тут их заметил таборский 20-и летний батрак. Он скрытно ночью угнал в Ермаки и там сообщил о задуманной диверсии. Тогда Командир Ермаковского отряда назначил шесть всадников, вооружив их чем мог и они галопом двинулись к месту обнаруженных диверсантов. Старшим из всадников был Томилов Александр Васильевич, со слов которого описано злодеяние. Фаля отправил диверсантов по дороге, а сам ничего не подозревая, разжег костер. Огонь, которого равнялся с вершинами леса. Костёр служил маяком для, возвращавшихся после выполнения задания. Бандиты взорвали полотно железной дороги, около Раскатихинского переезда и возвращались к огню, но их встретили оружейные выстрелы ермаковцев. В темноте завязалась перестрелка. Прапорщик смертельно ранил бойца Александра Андреевича Борисихина, одного легко ранил, но и сам не ушёл.

Второе злодеяние – 3-4 августа 1918 года нконовскими кулаками около никоновской мельницы на реке Реж убили алапаевского рабочего- уполномоченного на заготовку сельхозпродуктов.

Третье злодеяние -6 -7 августа 1918 года принепосредственномучастии Калинина Н.МВо время схода коптеловского общества, двое вооруженных Трубин Данил Фёдорович – винтовкой, а другой – неизвестный с наганом увели депутата уездного совета Павла Николаевича Исакова и его кассира в здание волости. Мужчины сидевшие по обе стороны улицы Кирова человек 100 оцепенели, никто не тронулся с места.

В волости у Павла Николаевича отобрали 38 тысяч рублей казенных денег, и вместе с кассиром вскоре отправили в сторону Никоново на паре лошадей. Управлял лошадьми местный житель Калинин Алесей Тимофеевич, а рядом с ним на беседке сидел неизвестным человек лет 25-и с наганом в руках. Сзади сопровождали двое верховых, один из них был Данилко Марфин. Всё это было подготовленозаранее. Около деревни Клевакино Исакова Н.П. убили , а кассира, ходили Слухи, отпустили.
 
  На следующий день после ареста Исакова Н.П. по распоряжению волостного правления в село Ярославль или Костино были направлены две подводы за белогвардейскими офицерами. Вскоре по прибытию офицеров, со стороны Алапаевска по тракту мчался отряд человек 20 всадников. Они открыли стрельбу по селению из винтовок и пулемёта Люйса. Один в беспорядке разбежались и из-за углов домов открыли стрельбу, Командира офицеров от взрыва гранаты ранило, а скачущий всадник оказался сусанский рабочий Константин Честюнин, Жеребца под ним убили наповал, а самого Чкстюнина ранили в руку, и пуля прострелила лопатку. Офицеры подобрали своего командира и на тех же подводах угнали обратно, а Честюнина никто не подобрал. Даже перевязку ему сделали местные жители Пётр Иванович Борисихин с Тюфяковым.

Многие жители села Коптелово, напуганные перестрелкой, вместе со скотом и имуществом ночью подались в лес, на покосы, а кулаки и подкулачники уехали на территорию, занятую белогвардейцами.

Не успели люди опомниться отэтой перестрелки, как около церкви в центре села разорвался снаряд дальнобойного орудия. Это были артиллеристы под командованием Спиридонова В.А. с Исаковского переезда.

Один снаряд упал в дом псаломщика Славина, начался пожар, нард разбежался в разные стороны для укрытия, поэтому пожар тушить некому было, Тогда сгорело 13 домов с надворными постройками. Дом псаломщика стоял на месте школьной спортивной площадки. Потом огонь перекинулся на другую сторону ул. Ленина и на ул. Кирова. Пожар тушили 15 человек. На следующий день после пожара 6 человек из актива села были вызваны в Алапаевский райком. Где обвиняли их в попустительстве к белогвардейским шпионам и диверсантам. Им было дано задание восстановить советские органы и организовать добровольческие органы из местных жителей.

Так в августе 1918 года был восстановлен совет рабочих– крестьянских и солдатских депутатов.

1918-й, 1919-й, 1920-й годы. Каждый день этих грозных лет был сражением. Линии фронтов исчертили страну из конца в конец. Шла Гражданская война – война между людьми одной страны, По одну сторону фронта - революционный трудовой народ, «красные». По другую – «белые», те, кто хотел вернуть старый порядок, когда одни трудятся, а другие пользуются плодами их труда.

24 сентября вооруженные отряды с красногвардейскими частями были вынуждены отступать в сторону г. Алапаевска. Из д. Ермаки – 76 человек в отряде, из деревни Таборы – 47 человек, из Д. Исаково – 4 человека, из Коптелово – 30, из Никоново – 19, и из других деревень. Всего было 264 человека в отряде Красных Орлов. В Алапаевске получили винтовки, боеприпасы. Продовольствие и по лесам, болотам начали пробираться на Кушву. Н-Тагил в то время был занят белыми. В Кушве, после нескольких боёв, все крестянские отряды соединили в один полк и назвали его полк «Красных Орлов».

Не успела осесть пыль на землю после отступления наших вооруженных отрядов и красногвардейских частей, как в село Коптелово и окружающие деревни вступили белогвардейские войска. Вместе с ними утром 25 сентября 1918 года в селение вернулись торговцы, кулаки, их приспешники, сбежавшие в начале августа 1918 года после перестрелки красногвардейского отряда с белогвардейскими офицерами. У них кипела безграничная злоба мести и ненависти к организаторам и защитникам Советской власти, но их дома не оказалось. Они отступали с красногвардейскими частями. Тогда враги Советской власти, как цепные псы, яростно набросились на родных, знакомых и даже на крестьян, сочувственно относивших к советской власти.

В тот же день они бросили в волостную каталажку, в которой было настолько тесно, что заключенные могли только стоять, около 25 человек.
На протяжении трёх суток всех обречённых подвергали зверским пыткам, издевательствам – всячески оскорбляли, били кулаками, палками, хлестали плетью, топтали ногами, а женщин хватали за волосы и волокли по полу. Все эти экзекуции продолжались до тех пор, пока несчастные не теряли сознание.
Затем лили на них холодную воду и опять били. Больше всех свирепствовали местные палачи: Данилко Марфин (Ставров Данил Гаврилович), Калинин Павел Емельянович, Ставров Дмитрий Васильевич (кличка Шулепа). Они всегда и везде ходили с нагайками и иногда хлестали людей ни за что.

28 сентября 1918 года состоялся суд. Судили военный комендант и местные белогвардейские дружинники. Всех заключенных приговорили к расстрелу. Исключением были две женщины: Апполинария Петровна Борисихина, сыновья которой 17-и летний Тимофей и 14-и летний Максимка добровольно вступили в ряды Красной гвардии, ушли защищать Советскую власть и Анна Моисеевна Ставрова, сын, которой, моряк Дмитрий Прокопьевич, ушёл добровольцем в Красную Армию. Суд продолжался недолго. 28 сентября, во второй половине дня, местные белогвардейские дружинники вывели из каталажки 18 человек, обречённых на смерть, завязали им руки назад, а ещё связали попарно и так повели на расстрел. Местом, которого было выбрано урочище Горелое – вблизи железной дороги. Тех из них, кто не мог передвигаться сам, свезли к речке Талагайке на скотское кладбище, где и казнили.

В 1967 году ученики Коптеловской школы под руководством учителей В. М. Христолюбова и Ю. С. Госькова построили памятник в 3 километрах от села Коптелово по старому Алапаевскому тракту в урочище «Талагайка» на месте расстрела 29 сентября 1918 года четырех женщин и троих молодых мужчин после трехдневных пыток в волостной управе. Сейчас он заброшен, на нём не осталось ни табличек, ни надписей.

Люди, измученные пытками и голодные, еле передвигали ноги, но местные изверги, конвоировавшие обреченных на смерть, подгоняли их плетями, пинали сапогами и били прикладами по голове.

У Марии Николаевны, матери Марфы Степановны, сочилась из головы кровь и, кроме того, она была на 8–м месяце беременности. Ночь провели в Исаково. Никого не развязывали, всех загнали в амбар, а дверь снаружи закрыли на замок.

Всё это рассказала местная жительница Марфа Степановна Калинина: «Утром 29 сентября 1918 года всех заключенных выгнали из амбара и направили на расстрел к урочищу Горелое. Всю ночь и днём 29 лил холодный дождь с ветром. Так под дождём как скотину, гнали людей к месту злодеяния и только за то что, кто-то из их семьи ушёл защищать Советскую власть или за сочувствие к новой власти. На Горелом всех загнали в остожье (изгородь из жердей) и приказали сесть на холодную сырую землю, сверху мочил дождь. Так безжалостно к своим же односельчанам отнеслись палачи.

К счастью обречённых, вблизи проходила воинская часть, а позади неё следовал офицер. Он подъехал к остожью, в котором сидели на сырой земле люди, до крайности изнурённые, с побоями и царапинами на лицах. Даже ярый враг Советской власти ужаснулся, в нём проснулось чувство гуманности к обреченным. Прежде всего он приказал конвоирам развязать руки заключенным, привезти сена на подстилку и дать им напиться кипяченой горячей воды. И не уехал до тех пор, пока не выполнили его приказание. Затем он запретил расстреливать людей, а приказал вести их в следственную комиссию в г. Алапаевск.

 Всю ночь провели под дождём и в остожье заключенные, а утром гады-конвоиры вывели из партии двух мужчин - Калинина Максима Александровича и Калинина Александра Панфиловича и расстреляли. Трупы наскоро закопали в землю, а остальных повели в алапаевскую комендатуру.

Держали в тюрьме больше недели, а затем всех отпустили. Из тюрьмы вышли попарно и пошли в разные стороны. И тут вдруг на одной из улиц встретили коптеловского палача Данилку Марфина. Данилко вернул их в комендатуру и настоял, чтобы их расстреляли. Злодеяние ярого палача было выполнено на средних ямах, трупы были брошены в одну из шахт".

Ещё рассказала Марфа Степановна: "Во время ареста мамы - Марии Николаевны - мы все заплакали. Тогда один из палачей крикнул на нас: «Вас всех в пруд бросим!». Нас осталось трое: Ксения 14-и лет, но она психически и физически от роду ненормальная, мне было 9 лет, Наталье – 2 годика. Я решила бежать из своей избы пока не утопили. Собрались вечером, перешли реку по мосту и там на другом берегу реки Реж жили недели две – пока не возвратилась домой мама. Спали как зайчата под кустами и деревьями, людей боялись. Хлеб давал наш дядя, живший в то время на Одине. Я реку переходила поздно вечером, а к сестрам возвращалась ночью. Боялась, чтобы меня не заметили дружинники. Тогда бы не миновать беды нашему дяде. Днём собирали грибы, ягоды, тем и питались. И сколько было радости, когда мама нашла нас в лесу, приласкала и согрела, а мы были грязные, обовшивленные.

В школу я в 1918 -1919 году не ходила, так как кулацкие сынки обзывали меня краснокожей, смеялись надо мной и придумывали разные клички.
Белогвардейские дружинники придумывали маме различные разнарядки на работе, и она все их выполняла. Мой отец – Тюфяков Степан Алексеевич - в июне 1919 года сбежал из тюменской тюрьмы и две недели скрывался в дальней редке. Там он организовал вооруженный отряд из солдат, дезертировавших из белогвардейской армии, но вылазки пока не делали, так как в село занимали белогвардейцы. Отряд был вооружён винтовками и гранатами. Были свои повозки и верховые лошади. В отряде было человек 20. Хлебом, молоком и другими продуктами снабжали мы – девчонки, у которых в отряде были отцы. В целях избежания подозрений, взрослые женщины в лес не ходили.

В первых числах июля 1919 года в Коптелово появились советские конные разведчики. Тогда отец с отрядом вступил в село. Нам вскоре вернули корову, лошадь и другой скот». 

Еще некоторые выдержки из рассказа Калининой  Агафьи Прокопьевны

«29 сентября 1918 года на одной телеге по алапаевскому тракту везли человек семь на расстрел. В телеге сидели:
1. Калинина Ксения Моисеевна, два сына которой добровольно вступили в Красную армию и пошли защищать Советскую власть.

2. Новоженова Елена Петровна – приговорена к расстрелу только за то, что её сын Прокопий Иванович добровольно вступил в ряды Красной гвардии.

3. Ставрова Харитонья Николаевна - мать добровольца Александра Ивановича Ставрова.

Всем этим женщинам было по 60 лет и они поплатились жизнью за сыновей, защищавших Советскую власть.

4. Батрака Борисихина Петра Борисовича и только за то, что до вступления белогвардейцев в село Коптелово он выполнял важное секретное поручение советских органов. Сколько бы не пытали палачи его: куда ездил? Что делал? Он не сказал ни слова. Только за это лишили жизни 20-и летнего парня.

5. Основина Евдокия Викторовна 32 летняя жена командира Таборского вооруженного отряда. Трое суток били, пытали в таборской пожарной эту женщину. Но не слова не сказала мужественная жена командира.

6. Основин Степан Федотович

7. Кабанов Игнатий Вавилович.

Их, только за то, что они в пожарной читали вслух советские газеты. Всех расстреливали на скотном кладбище у стены, над заранее выкопанной яме. При осмотре трупов установлено, что шесть человек были убиты одним залпом, а одна женщина оказалось только раненой. У неё обнаружен прокол в шею штыком. Злодеяние выполняли солдаты белогвардейского гарнизона.

Для увековечения памяти расстрелянных на урочище Талагайка силами старшеклассников Коптеловской школы, под руководством учителя физики Христолюбова Василия Макаровича, построен обелиск. Но он поставлен не на месте расстрела, а метров на 50 ближе к алапаевскому тракту в 1967 году.

После изгнания белогвардейской своры останки растреленных  1919 года собраны и захоронены в братской могиле на территории школьного сада:

1. Калинин Максим Александрович командир Коптеловкого вооруженного отряда. Его схватили местные бандиты в селе Коптелово, исполосовали плетями, истоптали сапогами и полумёртвого пристрелили на Гореловском хуторе. Останки тела выкопаны и перенесены в братскую могилу.






Братские могилы с. Коптелово

2. Никонов Дмитрий Фёдорович из деревни Никоново работал в ревкоме, а во время отступления наших частей, по настоянию жены, уехал к ней на родину в село Бичур. Там его схватили бичурские палачи, изрезали литовками, серпами и закопали на скотском кладбище. После изгнания белой банды останки выкопаны и перенесены в братскую могилу.

3. Исаков Павел Николаевич застрелен в Клевакино местным жителем Трубиным Даниилом Фёдоровичем белогвардейским шпионом.

4-5. Братья Ермаковы Иван и Григорий Михайловичи зверски застрелены на площади у волости. Остатки тел перенесены в братскую могилу.

6-7. Ставровы Василий Платонович и Яков Луких из деревни Ермаки. Их схватили ермаковские бандиты, доставили в волость и приказали капать могилу и в этой могиле пристрелили. Останки их тел перенесены в братскую могилу.

8. Борисихин Е. А. из с. Коптелово. Его схватили местные палачи в поле, когда он догонял свой отряд и там в поле его убили.

9. Борисихин Ефим Ефремович из с. Коптелово расстрелян только за то, что сочувственно относился к советской власти.

10. Кукарских Василий Игнатьевич был убит в близи с. Ялунино во время перестрелки с белыми.

11. Неизвестный боец 1-го крестьянского коммунистического Камышловского полка.

12. Торопов Михаил макарович похоронен в братской могиле по решению местной партячейки.

 В братской могиле похоронено 12 патриотов – защитников Советской власти.

К этой могиле ежегодно ученики начальных классов несут венки, цветы. Раньше у этого памятника принимали в октябрята и пионеры.


Партизанские отряды находились и в деревне Ермаки.

Из воспоминаний Степана Терентьевича Калинина – участника партизанского отряда в д. Ермаки.
В 1918 году, когда колчаковцы захватили Сибирь и дошли до наших мест, в деревне Ермаки 5 мая 1918 г. сформировался партизанский отряд из 16 человек. Начальником отряда был Торопов Евдоким Гаврилович.

Сначала отряд действовал в своей деревне, охраняя жителей, а потом, когда из Сибири через Казань и Реж пошли на нас белые, пришлось оставить родные места.

10 сентября 1918 года отряд отступил в Коптелово. В отряде было 18 конных, командиром был Ермаков Сергей Афанасьевич. В Ермаках боев не было, по пути взорвали мост у Катышки и Арамашево, которые усилено охранялись. Первый бой был принят между д. Таборы и Коптелово, Отряд наш прибывал с каждым днем.

В конце июля, особенно  после сдачи Екатеринбурга, наступило тревожное время. Начали появляться в деревнях подозрительные личности. В Катышке, например удалось задержать 2 людей, которые оказались офицерами, засланными в тыл с целью шпионажа и организации кулацких мятежей. В 6-8 км. от ст. 

В Самоцвете был обнаружен пробравшийся в тыл хорошо вооруженный белогвардейский отряд в 45 человек с целью диверсий – взрывов ж/д полотна, мостов и т.д. На ликвидацию отряда выступили Ермаковский отряд, Катышинский и рота Анисифорова, стоявшая на ст. Самоцвет. Стычка произошла у хутора Ворошилова (Подгорного), где был убит из нашего отряда Борисихин Александр, а с их стороны командир отряда поручик Яковенко. После потери своего командира белобандиты бежали, оставив на месте стычки пироксилиновые шашки, несколько винтовок, один бинокль.

Катышинский отряд перешел на казарменное положение, а мы сделав  обходной маневр, собрались в Кушве и влились в легендарный  уральский полк «Красные Орлы». Упорные бои велись за Баранчиху. Несколько раз переходила из рук в руки Лая. Здесь в Лае Василия Терентьевича взяли в плен и приговорили к расстрелу, но храброму партизану удалось бежать.

Хорошо помнит первые бои ермаковцев с белыми Григорий Антонович Ермаков. 
 «Однажды таборские крестьяне сообщили о том, что на хуторе Рябиновка видели вооруженных людей. На другой день, в дождь, 10 наших, в том числе и я, залегли в засаду. Встретили разведку белых огнем, беляки разбежались».

Старый партизан Ермаков Е.М. поведал о зверской расправе белогвардейцев с жителями д. Ермаки. В Коптелово в первый же день прихода белогвардейских войск была организована «Волостная земская управа», а 25 сентября проходящие белогвардейские части уже потребовали  от нее большое количество подвод. 26 сентября, по случаю мобилизации лошадей и подвод с утра у бывшего волостного правления собралась толпа народа, тут же было много солдат из проходящих белогвардейских частей. В это время  мимо толпы проезжал на лошади из д. Ермаки Григорий Михайлович Ермаков. Кто-то из толпы, увидев Ермакова, крикнул: «Проехал комиссар!». Один из присутствующих тут солдат обратился к Ставрову Степану Ив. И сказал: « Если вы знаете этого комиссара по имени, то крикните чтобы он вернулся». Ставров так и сделал. Ермаков вернулся, но не успел еще доехать до толпы, как С. Ставров крикнул: «Бейте его!»- и первый ударил палкой, а следом за ним набросились Борисихин Ф., Ставров Д., Калинин П., и начали избивать, кто чем мог и забили насмерть. 
Так же зверски были убиты Ермаков Иван Михайлович и Ставров Василий П. Захватив в плен партизан Торопова М.М. и Ставрова Я.Л. беляки избили их, привели в Коптелово, заставили выкопать могилу и расстреляли. Был подвергнуты пыткам  и арестам члены семей, ушедших в Красную Армию.

На обочине дороги в деревню Ермаки около речки Нела под деревом на бетонированном фундаменте установлена серая каменная глыба, к которой была прикреплена чугунная доска с именами братьев Ермаковых, зверски забитых на площади села около волостной управы в сентябре 1918 года и захороненных на этом месте. Хотя и расположен памятник недалеко от дороги, но тоже находится плачевном состоянии.







Трудно сосчитать, сколько семей не дождались своих защитников с фронтов Гражданской войны.

Но жизнь требовала движения вперед.

20-е годы – первый опыт нового крестьянского хозяйствования: первые тозы, первые коммуны, первый трактор, 10 новых поселений на хуторах.

Первый опыт политического самоуправления через сельские советы и первый председатель – Основин Яков Иванович, бывший фронтовик.

В 1929 году попытка создания огромного колхоза от Раскатихи до д.Пешковой с центром в с.Арамашево – колхоза «Ленинский путь».

Первыми вступали в колхоз сами агитаторы, увлекая за собой бедняков и середняков. Тогда было принято решение создать крупное коллективное хозяйство – колхоз «Ленинские путь» В крупный колхоз входили следующие населенные пункты: Исаково, Таборы, Ермаки, Никоново, Пешково и ряд хуторов и выселок. Правление колхоза находилось в Арамашево. Председателем колхоза был избран Бровин.

Вскоре стало ясно, что взятый курс был ошибкой. Руководство принуждало колхозников сводить весь скот и даже домашнюю птицу в колхоз. Очевидцы рассказывают, сто сводили скот в большие пригоны, где образовывалась глубокая топь из навоза и навозной жижи. Из каждого двора приходили колхозники за молоком и жалели своих буренок, чернушек и пестрён.

Тоже было со свиньями, овцами и птицей. Руководство колхоза постановил, чтобы все колхозники привозили семенное семя в колхозный амбар, и ещё проводили много мер, которые озлобляли колхозников. Ещё вчера крестьяне с доверием относились к колхозу, отворачивались от него.

И естественно, такой бумажный колхоз не мог долго существовать. Как только в газете появилась статья И.В.Сталина «Головокружение от успехов» 2 марта 1930 года, тогда проявились настроения колхозников.

Получился отлив крестьян из колхоза. Крупный рогатый скот, свиней, овец, птиц крестьяне увели в свои дворы. Что касается лошадей, упряжи, сбруя и др., то большая часть была оставлена в колхозе.

После развала колхоза многие семьи уехали жить в город, а оставшиеся колхозники в каждой деревне организовали свой колхоз.

в д.Исаково – «Искра»

в д.Таборы – «Победитель»

в с.Коптелово – «Большевик»

в д.Никоново – «Вперед»

в д.Ермаки – « Красные Орлы»

в д. Пешково – «Красный Урал»

Во вновь образованных колхозах колхозники стали работать за трудодни, Председатели колхозов были избраны на общих собраниях. Всё было новым и непонятным. Отдать колхозу своё хозяйство: лошадь, корову, тёлку, поросёнка. На работу выходить все вместе, а доходы делить на выработанные трудодни. Были такие семьи, в которых из-за коровы или тёлки, предназначенных в колхоз, затевались споры и раздоры, слёзы и неврозы.

И тут ещё на протяжении четырёх лет с 1930- 1933 годы была засуха. Собираемые урожаи не превышали 5ц\га = 10 мешков с 100*100 = 1000 кв.м.

Сейчас трудно представить себе, какую нужно было иметь выдержку, настойчивость и убежденность руководящим работникам, чтобы удержать колхозы от развалов.
 
 Ведь было время, когда многие колхозники работали на полях босые, голодные, полураздетые. Изнемогали от работы и падали лошади, тогда колхозники запрягали своих коров в бороны и заделывали зёрна на полях. А питались люди- лебедой, травой, грибами и ягодами.

Картошке и овсяному хлебу люди были бесконечно рады. А что было в многодетных семьях? Только благодаря твёрдости руководящих работников удалось сохранить колхозы, и вчерашний крестьян из мелкого собственника стал превращаться в крестьянина- коллективиста. И несмотря на большие трудности в колхозах почти половина трудоспособного населения на колхозных лошадях уезжали на лесозаготовки, где работали почти половину года в отрыве от семьи.

В это же время первые 25-тысячники присланы из городов. Порою те, кто голода не знали, учили нас хлеб растить. Но вскоре колхозы возглавили грамотные крестьяне.

Общество потребительской кооперации в селе Коптелово организовано в 1920 годы зажиточными крестьянами. Первым председателем был избран Основин Александр Евдокимович. Магазин оборудовали в бывшей лавке торговца Торопова Леонида в каменном здании.

Торговали свободно солью, мылом, спичками вели заготовку сельхозпродуктов и утильсырья. Промтоваров было мало, поэтому продавали их в обмен на сельхозпродукты. Обороты были мизерные и зарплата была тоже маленькая, не выше 25 рублей в месяц.

В 1923 году магазин разместили в доме торговца Основина Н.И. Продавцом стал - таборский крестьянин Основин Михаил Андреевич. Торговлю вели на принятое зерно, по цене 80 копеек за пуд (16 кг.).

В 1924 году в обращение ввели червонец = 10 рублям. С этого времени деньги стали устойчивее и торговля пошла лучше. Товарами снабжали из Алапаевского центрального рабочего кооператива.

За товарами ездили в Алапаевск на базу, беря с собой с 40 -50 рублей, а обратно везли целый воз товара, Появился сахар, баранки, и мануфактура.

До марта 1931 года всё можно было дёшево купить. Сахар, например, стоил 35 копеек за кг, керосин – 5 коп, за литр, ситец - 17 -20 коп. за литр, сапоги-хромовые – 11-12 рублей пара.

На смену первому трактору пришла первая машина в 1936 году. В 1937-38 годах загорелись электролампы. В 1939 году люди в деревнях собрались посмотреть на говорящую тарелку. И эта же тарелка 22 июня принесет в село страшную весть о войне 1941 года. И целых 1418 дней будет перекликаться эхо оружейных залпов на далеком фронте с эхом плача и крика наших женщин в родном селе над похоронками. Нет семьи, которая не потеряла бы отца, сына, брата, сестру. 344 наших односельчанина никогда не вернутся к родному порогу, и не прикоснутся опаленными огнем и ветром губами к поседевшим прядям волос матерей, жен, сестер. Никогда не увидят лучезарной детской улыбки от радости встречи.

Вечная память нашим бойцам, которые сражались у стен Москвы, обороняли Сталинград, прорывали блокаду Ленинграда, добивали врага в Берлине и Праге.

Слава тем, кто вернулся в семью, к крестьянскому труду после победного мая – 1945 года, мы ежегодно вспоминаем их 9 мая. Мы помним вдов России, тружениц тыла, детей поры военной и тех ребятишек, которые умерли от голода суровой зимой 42 года.

Низкий поклон вам, люди военной поры!

Отгремела война, автоматы сменили на орудия мирной жизни. Наши земляки трудятся на ударных стройках нашей огромной страны: Комсомольск-на-Амуре, БАМе, строительстве электростанции в Сибири, ударные стройки Урала и Сибири, целина, а главное – наша коптеловская земля. Мы получили новый статус – статус районного центра.

В 1945 году образован Коптеловский район.

Просмотров: 2253 | Добавил: Мария | Теги: география района, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar