Суббота, 20 Октября 2018, 09:35
Осколки Истории, Краеведческий сайт Алапаевского района Свердловской области

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ САЙТ АЛАПАЕВСКОГО РАЙОНА Свердловской области
Наши награды

Если вам нужна какая-либо информация с сайта, скажем, для учебы или работы, отправьте просьбу администратору через обратную связь.
НЕ ИМЕЙТЕ ПРИВЫЧКИ воровать информацию и размещать ее на иных ресурсах, выдавая за свой краеведческий труд. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием!
При использовании материалов или частей материалов УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ на сайт!.

Меню сайта
Категории
Алапаевск [144]
Верхняя Синячиха [133]
Нижняя Синячиха [29]
Заводы и рудники [26]
Храмы, часовни, соборы [76]
Романовы [36]
Быт и уклад [4]
Разное-полезное [12]
География района [143]
Видеоархив [40]
Еще немного о солдатах... [220]
Дорога узкая, железная [8]
СПРАВОЧНОЕ БЮРО [19]
расписания, полезная информация, телефоны учреждений
Новое на сайте
Тюфяков Василий Анисимович
Из истории комсомола Алапаевского района
Копылова Евпраксия Ефимовна (Ася Ефимовна) - первая заведующая больницей В. Синячихи, акушер-гинеколог
Альбом Терапевтическое отделение АЦРБ
История медицины, больница Верхней Синячихи, а также родильное отделение и женская консультация
Виджет сайта
У нашего сайта появился виджет. Теперь вы можете читать новости на главной странице Яндекса



Песни о Родине

Поделиться
Осколки истории
Сайт села Арамашево
Музей В.Синячиха
В.Довгань. Море фото
Сайт п.Н-Шайтанский

М. Игнатьева.Фото
Поколения Пермского края
Сайты организаций В.Синячихи
Форма входа
Календарь
«  Июль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Отголоски
Статистика


Сайт создан
27 сентября 2014 г.


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Архив записей

Главная » 2014 » Июль » 29 » Краткий обзор процесса возникновения населенных пунктов на территории Режевского района в XVII – начале XVIII века
16:15
Краткий обзор процесса возникновения населенных пунктов на территории Режевского района в XVII – начале XVIII века

Публикации Коновалова Юрия Витальевича » Краткий обзор процесса возникновения населенных пунктов на территории Режевского района в XVII – начале XVIII века

[2008 г.]

Настоящая статья не дает подробного описания процесса заселения территории Режевского района, ввиду обширности этой темы. Целью ниже написанного является дать обоснованные датировки основания населенных пунктов и происхождение их основателей и первопоселенцев. Хронологически исследование доведено до 1719 года, к которому были основаны большинство из ныне существующих сел и деревень Режевского района.

В первые десятилетия активного проникновения русских в Сибирь главной задачей было создание опорных городов-крепостей на великих сибирских реках – Тюмень, Тобольск, Березов, Сургут, Тара и т. д. Район Среднего Урала являлся только территорией, через которую проходили пути экспансии. Первая «государева дорога» проходила по маршруту Чусовая-Серебрянка-волок-Баранча-Тагил-Тура. Недалеко от впадения Баранчи в Тагил был поставлен Верхне-Тагильский городок. Но в 1589 году после приведения к покорности Пелымского княжества главный путь в Сибирь перенесли на маршрут Вишера-волок-Лозьва-Тавда. Верхнетагильский городок разрушили, а в районе современного Ивделя поставили Лозьвинский городок, просуществовавший столько же, сколько и дорога, то есть, менее десяти лет. Понятно, что о каком-то планомерном заселении обширных земель по восточным предгорьям Урала говорить не приходится.

По настоящему процесс освоения Среднего Урала начался с переноса главной дороги в Сибирь на Туру и с основания города Верхотурья (1598 год). С 1599 года появляются документальные свидетельства и о первых верхотурских крестьянах. Основные направления расселения определялись речной сетью. В 1621 году была основана Невьянская слобода, занявшая территорию по Нейве (Невье) от устья речки Бобровки (Молебки) до слияния Нейвы с Режом и вверх по Режу до речки Ошкарки. В 1625 году была основана Новая слобода, занявшая берега Нейвы до устья Алапаихи, и вскоре слившаяся с Невьянской слободой. Таким образом в освоении восточных предгорий Среднего Урала наметились два направления, повлиявших на формирование населения Режевского района, – вверх по Нейве и вверх по Режу. Уже перепись 1624 года отмечает в низовьях Режа пять русских деревень, в том числе Ключевскую (ныне Ключи), Ячменеву, Костинскую (ныне село Костино), Филки Вилеженина (ныне Ветлугина).

По мере продвижения русских вверх по Нейве в 1639 году возникла Мурзинская слобода, административно вошедшая в Тобольский уезд. В 1645 году была предпринята первая неудачная попытка «завести» слободу на Красном поле. Со второй попытки в 1654 году Краснопольская слобода все же была основана. Формально её южные границы достигли верховьев Режа: «…вверх по Беляковке до Сапов, и вниз по нижнему Сапу до Режу реки и вверх по Режу реке до вогульских Аятских пашен, и от вогульских пашен до Шигирского озера...». Реально краснопольские крестьяне освоили угодья вверх по Нейве до её притока - речки Федьковки (ныне – Горелка).

Не менее успешно шло освоение земель по Режу. В 1636/37 году была основана Арамашевская слобода (в историографию еще Г. Ф. Миллером запущена ошибочная версия об основании Арамашевской слободы в 1630 году). К 1662 году самыми верхними арамашевскими деревнями по Режу являлись Миронова (сейчас – село в Артемовском районе) и еще одна выше её по реке, название которой неизвестно.

В середине века возникло и третье направление продвижения русских поселений к верховьям Режа. В 1651 году была основана Чусовская Уткинская слобода, занявшая земли по реке Чусовой вплоть до места, где сейчас стоит город Первоуральск.

Первая верхотурская деревня достоверно существовавшая на территории Режевского района – Глинская (ныне – село Глинское), впервые названная переписью 1659 года как деревня Глинки. Административно она входила в Невьянскую слободу, хотя от основной территории этой слободы была отделена значительным расстоянием. В деревне тогда насчитывалось три двора. В двух жили Колугины, в третьем – Глатковы. Обе семьи относятся к первопоселенцам Невьянской слободы – казанским переведенцам 1621 года. Глатковы (Гладковы) изначально жили в центральном поселении слободы (сейчас – село Невьянское), с середины XVII века – в деревне Бабиновской. Колугины – потомки казанского переведенца Федки (Федора) Колуженина. Эта семья изначально жила в деревне Ключи. Когда Глатковы и Колугины переселились в Глинскую сказать сложно, так как с 1624 по 1659 годы списков населения с названиями деревень пока не найдено.

К 1659 году Глинка была не единственной деревней на территории Режевского района. На реке Бобровке по крайней мере с 1657/58 года была деревня Мурзинской слободы, входившей тогда в Тобольский уезд. Известно об этом из документа 1661 года, в котором разбирается спорное земельное дело. В августе этого года верхотурский казак Арамашевской слободы Иван Смола «с товарищи» запросил в Верхотурье разрешение поставить новую слободу на якобы пустующих землях «верх Режи реки с усть Глинки речки да вверх по Режу по обе стороны до верхних Сапов речки на вершину Глинки речки, а с верх Глинки речки до устья тое ж Глинки речки да по Бобровке реке по обе стороны». Но выяснилось, что земли эти числятся в «чертеже» Мурзинской слободы. Больше того, там уже имеется два крестьянских двора, в которых живут Васька Лукьянов «з женою и з детьми и со внучаты», числившиеся в переписи 1657/58 года. Спор был решен в пользу Мурзинской слободы. Васька Лукьянов с сыном Осипом числился в крестьянах Мурзинской слободы уже в 1652 году, но когда он поселился на Бобровке, неизвестно.

Интересно, что в этой истории невьянская деревня Глинка никак не упоминается. Очевидно, что она не находилась на спорной территории. Это могло быть только в случае ее расположения на левом берегу речки Глинки, а не на правом, где стоит село Глинское сейчас.

Процесс заселения был прерван башкирскими набегами 1662-1663 годов, в ходе которых были разорены многие русские деревни южной части Верхотурского уезда, в том числе и практически вся Арамашевская слобода. По списку пострадавших от набега видно, что деревня «на Глинках» пострадала меньше других. Отогнан скот, пограблено по мелочи, одна женщина угнана в плен. Ничего не сказано об убитых или о сожженных дворах и запасах хлеба. Из списка видно, что к 1662 году в Глинках кроме Колугиных и Глатких поселились Сергушка Кочнев и арамашевский крестьянин Якимко Исаков (двоюродный брат неудавшегося слободчика Ивана Смолы). Обе семьи, как и первопоселенцы деревни, относятся к казанским переведенцам 1621 года. Кочневы изначально жили в деревне Ветлугиной, позже – в Кочневой, где еще в 1659 году записан двор Сергея Кочнева. Исаковы жили в деревне Ялани; в 1643/44 году переселились на территорию Арамашевской слободы, основав деревню Исакову (сейчас – в Алапаевском районе). Новоселы, как видно, шли из тех же мест, что и основатели деревни. Якимко Исаков в переписи 1659 года написан с прозванием «Глинсково». Очевидно, что в это время у него уже была какая-то собственность в деревне Глинке.

После набега на некоторое время берега речки Глинки опустели. Перепись 1666 года показывает большинство бывших жителей деревни Глинки в своих прежних деревнях в Невьянской слободе: Колугиных – в Ключах и в Костинской, Глатковых – в Бабиновской; Кочневых – в Кочневой. Неясно, где жил Яким Исаков. Неизвестна и судьба первых жителей мурзинской деревни на Бобровке.

С 1670 года начался следующий этап освоения территории Режевского района. В самых верховьях Режа, при впадении Большого Сапа была поставлена новая Аятская слобода. До башкирского набега на этом месте располагался многочисленный Аятский юрт, населенный татарами и вагулами. После набега юрт исчез – его жители, принявшие сторону башкир, почти поголовно ушли в степи. В границы Аятской слободы вошли и земли, которые до набега считались мурзинскими. Это породило новый территориальный конфликт между Верхотурским и Тобольским уездами, который завершился не так гладко, как в 1661 году.

Из двух докладов аятского слободчика Фрола Арапова 1671 года (в январе и мае) узнаем, что приказчик Мурзинской слободы Григорий Ушаков поселил на спорной земле черемис (марийцев). Те, поняв, что оказались вовлеченными в конфликт, украли лошадей у окрестных крестьян и 19 апреля 1671 года сбежали «в Русь» - на запад, за пределы Верхотурского уезда. Память об их кратком пребывании сохранилась в названии деревни Черемиской (позже - село). Кроме марийцев в пределы новой слободы внедрились «рудного железного дела крестьяне» Мишка Соколов и Матюшка Сметанин, поселившиеся у Каменной речки. Наверняка, они тоже действовали с подачи властей Мурзинской слободы. Конфликт в конце концов был улажен, спорная территория поделена. Берега Каменки и верховья Бобровки вернулись в состав Мурзинской слободы, деревня Черемисская с окрестностями вошли в состав Аятской.

К 1680 году в деревне Черемиской было 16 крестьянских дворов, из которых восемь, то есть, ровно половина – уроженцы Осинского уезда (Кокташевы, Шестаковы, Булдыревы, Белоусовы, Башковы). Три семьи пришли из казанского пригородка Кукарки (Кислых, Кукарские), по одной – из Сылвинской волости Соликамского уезда (Кишерские), из Тотемского уезда (Черепановы), Важского уезда (Косачевы), из под Великого Устюга (Безносовы) и из Соль-Вычегодского уезда (Климовых-Шаманаевы). Но это не полный список деревни. Многочисленные захребетники Аятской слободы написаны отдельно без разбивки по деревням. Из числившихся в 1680 году в списке захребетников в 1704 году семь семей обнаруживаются в Черемиске, где они населяли уже десять дворов. Наверняка, многие из них жили здесь уже в 1680 году. Среди них четыре семьи выходцев из Осы (Белоусовы, Запрудины, Булдыревы, Лузенины-Лузины), по одной - из под Кунгура (Сизяковы-Климаревы), из Кукарки (Шебунины) и из Важского уезда (Косачевы). Как видно, черемисские захребетники происходили из тех же мест, что и крестьяне, а некоторые даже носили те же прозвания (фамилии). Датами прихода «в Сибирь» черемисских крестьян показаны: 1670 - 2, 1671 – 1, 1672 – 3, 1673 – 2, 1674 – 3, 1675 – 3 и 1677 – 1; у захребетников: 1675 – 2, 1677 – 1, 1678 – 3 и 1679 - 1. То есть, захребетники пришли позже крестьян и, видимо, просто не успели к 1680 году обзавестись полноценным хозяйством и социальным статусом. Некоторые из первопоселенцев Черемиски до башкирских набегов жили в Чусовской слободе.

К 1680 году появилась вторая деревня Аятской слободы на территории Режевского района – Шайтанка (сейчас – село Октябрьское). Перепись 1680 года показывает четыре крестьянских двора, в которых жили выходцы из четырех разных уездов: Кунгурского (Ботовы), Соли-Камского (Сваловы), Сарапульского (Котельниковы) и Осинского (Шестаковы). Через перепись 1704 года определяются три семьи захребетников, вероятно, живших в Шайтанке и в 1680 году. Две из них пришли с Осы (Шешуковы и Шестаковы) и одна с Вятки (Вяткины). Даты прихода крестьян - 1670, 1673, 1674 и 1677 годы, захребетников – 1675 (двое) и 1676 годы. В целом процессы формирования населения Шайтанки и Черемиски идентичны. По датам прихода видно, что среди жителей Черемиски и Шайтанки были первопоселенцы Аятской слободы, но определить, когда конкретно та или иная семья поселилась в деревнях, привлеченные документы не позволяют. По этой же причине не удается определить и более точную дату основания Шайтанки.

Возобновилось и освоение северо-восточной части района. Сюда, кроме Невьянской, распространилась и Арамашевская слобода. Самое старое поселение - деревня Глинская – к 1671 году числилась уже за Арамашевскою слободою. В этом году вышеупомянутые черемисы угнали лошадь и у арамашевского крестьянина Сеньки Глинского, очевидно, жителя деревни Глинской. Семен, брат вышеупомянутого Якима Исакова, под фамилией Глинский записан и в переписи Арамашевской слободы 1669 года. В 1680 году в деревне Глинской в четырех дворах жили четверо братьев Глинских (Исаковых). Видимо, переход деревни из Невьянской слободы в Арамашевскую произошел по свершившемуся факту – все невьянские крестьяне после набега съехали, а арамашевские заняли их место. Возобновление деревни имело место между 1664 и 1669 годами.

Особый вопрос ставит история возникновения Глинской. Почему в середине XVII века невьянская деревня была поставлена в стороне от слободы? Ответ на это дает род занятий ее жителей. Первопоселенцы Колугины, показанные переписью 1659 года просто крестьянами, в 1666 году, когда они жили в невьянской деревне Костинской, названы жерноковыми Режевской мельницы. Жерноковым Невьянской слободы Федор Колугин назван в 1671 году, когда вышеупомянутые черемисы угнали у него лошадей. Дети и племянники Федора в 1680 году записаны жителями Арамашевской слободы под заголовком «на государевы слободские мельницы делают жерновы», без указания точного места проживания. В переписях начала XVIII века все они написаны в Глинском погосте. Очевидно, что в Глинской они жили и в 1671 и 1680 годах. Специфическое занятие подсказывает, что вблизи Глинской находилось месторождение камня, из которого изготовляли жернова для казенной Режевской мельницы. Следовательно, появление Глинской было напрямую связано с хозяйственными потребностями Режевской мельницы, находившейся в ведении Невьянской слободы. Поэтому и поселение на месте добычи камня было организовано из Невьянской слободы.

В 1680 году Глинская была не единственным поселением Арамашевской слободы на территории Режевского района. К этому времени здесь было основано еще шесть деревень. Все они получили названия по своим первопоселенцам.

Деревня Кочнева (сейчас – в черте города Режа). В обоих дворах проживали Кочневы, записанные в 1666 году в деревне Кочневой Невьянской слободы. Это дети Сергея Кочнева, жившего в 1662 году в деревне Глинки.

Деревня Засыпкина (сейчас – Першина). В одном из двух дворов жил основатель деревни – Перша (Перфилий) Засыпкин, уроженец Засыпкиной слободы Казанского уезда. В «Сибирь» семья пришла в 1658/59 году. По имени основателя деревня после получила свое второе название. Во втором дворе жили Трубины – старожилы Арамашевской слободы, пришедшие с Чусовой среди первых поселенцев в 1638 году и жившие до начала 1660-х годов в деревне Косиковой (сейчас – Косякова Алапаевского района).

Деревня Голендухина. Из шести дворов в четырех проживали Голендухины - выходцы из Невьянской слободы, где известны с 1634 года. До 1666 года жили в деревне Первуновой на Реже (слилась с деревней Сохаревой; сейчас – в Алапаевском районе). Кроме Голендухиных в деревне жили Роспутины, показанные уроженцами этой же деревни, но в действительности жившие с 1645 до начала 1660-х годов под фамилией Истомины в деревне Истоминой Арамашевской слободы (сейчас – Никонова Алапаевского района). Еще в одном дворе жили Петрушины, уроженцы Сысольской волости на Чусовой, пришедшие в «Сибирь» в 1673/74 году.

Деревня Ощепкова. Самая крупная из арамашевских деревень на территории Режевского района - семь дворов. В двух из них жили Ощепковы – выходцы из деревни Нижние Луги Соликамского уезда, пришедшие в Сибирь в 1668/69 и 1670/71 годах. Еще четверо дворохозяев показаны пришедшими из отдаленных мест: Бирилевы – из строгановских земель на Чусовой, (пришли в 1666/67 году); Васька Жеребя – из села Чепчуги Казанского уезда (в 1672/73 году); оттуда же – Гришка Казанец (в 1670/71 году); Тит Заусайко - из Онежской волости Галицкого уезда (в 1673/74). Уроженцами Верхотурского уезда были только Жуковы. Причем перепись показывает их родившимися в самой деревни Ощепковой. На самом деле семья под фамилией Неверовы с 1645 до 1666 года прослеживается в деревне Федосеевой Невьянской слободы.

Деревня Сохарева. В одном из двух дворов жили Сохаревы – выходцы из деревни Первуновой Невьянской слободы, куда пришли в 1621 году в составе казанских переведенцев. Во втором дворе жили Чепчуговы, показанные уроженцами села Чепчуги Казанского уезда, но пришедшие в том же 1621 году деревню Еланскую Невьянской слободы.

Деревня Жукова. В одном из трех дворов жили Жуковы – братья Жукова, жившего в деревне Ощепковой. Второй двор населяли Мутяковы - уроженцы Мурзинской слободы, переселившиеся в Арамашескую в 1665/66 году. В третьем дворе жил Ивашко Зырян, пришедший в 1668/69 году из деревни Карагаевой Обвинской волости Соликамского уезда.

Власти и крестьяне Невьянской слободы, утратив деревню Глинскую, не утратили интереса к освоению соседних с ней земель. К 1680 году ими на территории Режевского района было поставлено три деревни. Одна из них получила имя по первопоселенцам, две – по речкам, на которых они стоят.

Деревня Клевакина на Глинке. По переписи показана полностью заселенной уроженцами Невьянской слободы. Из девяти дворов в пяти проживали Клевакины – казанские переведенцы 1621 года, жившие до этого в деревне Клевакиной на Реже (сейчас – в Алапаевском районе). Еще в одном дворе жили Глатково – племянники Глатковых, живших в деревне Глинки до башкирского набега. Серебрянниковы в 1666 году жили в деревне Бобровской. Еще две семьи показаны уроженцами самой деревни Клевакиной, но обнаружить их в более ранних документах пока не удалось – Железницыны и Золотниковы.

Деревня Леневская. Так же полностью заселена уроженцами деревни Толмачевской Невьянской слободы. Из четырех дворов в двух жили Глухово (Глухие), пришедшие в Невьянскую слободу в 1624/25 году с Ваги. В третьем жили Дозмуровы, пришедшие в слободу в 1621 году с Лузы (сейчас – северо-запад Кировской области); в четвертом – Подковыркины – выходцы из Кайгородского уезда, поселившиеся в слободе до 1640 года.

Деревня Арамашка на речке Арамашке. Из восьми дворов в шести жили уроженцы Невьянской слободы. Хамовы (два двора) в слободу пришли до 1637/38 года, жили в деревне Бобровке. В той же деревне жили Ряпасовы, пришедшие в Невьянскую слободу в 1645 году из Соликамского уезда. Из деревни Федосеевой пришли в Арамашку Неверовы – потомки казанского переведенца 1621 года. Сохаревы пришли из деревни Первуновой на Режу; родственники Сохаревых деревни Сохаревой. Из Первуновой же пришли Бачинины, показанные переписью уроженцами строгановских земель на Чусовой; в слободе с 1645 года. Захарко Кокшар, уроженец Кокшенгской четверти Важского уезда, пришел в Арамашку из деревни Нижний Яр; в слободе известен с 1645 года. Лучка Чуш показан уроженцем Невьянской слободы, но в более ранних документах не обнаружен.

Процесс заселения верховьев Режа продолжал в основном осуществляться из его низовьев. Исключением является только деревня Ощепкова. Кроме Глинской, все вышеперечисленные арамашевские и невьянские деревни на территории Режевского района основаны между 1666 и 1680 годами. Места для них были выбраны очень удачно – все они существуют до сих пор (кроме Кочневой, вошедшей в состав Режа).

Все крестьяне Невьянской и Арамашевской слободы относились к пашенным, то есть отбывали основную государственную повинность обработкой определенного количества пашенной земли, урожай с которой шел в государевы житницы.

К 1682/83 году на территории Режевского района существовало четыре деревни Мурзинской слободы; три из них – Липовка, Глухая и Соколова – были поставлены (и стоят сейчас) на берегах речки Бобровки. Возможно, одна из этих деревень была поставлена на месте деревни Васьки Лукьянова, существовавшей до башкирских набегов 1662-1663 годов. Судя по всему, этих деревень до 1670 года не было, что вытекает из земельного спора, связанного с Аятской слободой. Соколовы поселились «у Каменной речки», точнее – на Бобровке близ устья Каменки. О Липовке и Глухой, которые стоят на той же Бобровке, но ближе к Аяти, в докладе Фрола Арапова ничего не говорится. Вряд ли в «чертеж» Аятской слободы могли включить речку Каменку, не включив верховья Бобровки. Липовка и Глухая, следовательно, были основаны между 1670 и 1682 годами. Видимо, экспансия Верхотурья в этом районе подстегнула и власти Тобольского уезда, в который входила Мурзинская слобода, активизировать процесс освоения земель.

Деревня Липовка на речке Липовке. По переписи – пятнадцать дворов. К сожалению переписчики не посчитали нужным указать семейные прозвания (фамилии) половины крестьян этой деревни, что затрудняет исследование ее жителей. Фомины (2 двора) – уроженцы Антропьевы слободки Соливычегодского уезда, поселившиеся в «Сибири» в 1672/73 году. Рековы – выходцы из Галицкого уезда, пришедшие в том же 1672/73 году. Костины пришли в 1671/72 году из Ужгинской волости Кайгородского уезда. Третьяковы (2 двора) и Чапурины показаны уроженцами Мурзинской слободы. Таковыми же значатся и шестеро из безфамильных. Остальные двое написаны уроженцами Антропьевы слободки Соливычегодского уезда и Гидаевской волости Кайгородского уезда. Всего в деревне внутренних переселенцев Мурзинской слободы девять дворохозяев из пятнадцати.

Деревня Глухая на речке Бобровке. Шесть дворов, из которых четыре населены уроженцами Мурзинской слободы: Глухих, очевидно, - основатели деревни; Оська Еж, Куземка Юдин, и Якимко Григорьев (двое последних без фамилий или прозвищ). Переселившимися из за пределов слободы показаны двое: Васька Богатырь – бывший верхотурский ямщик, поселившийся в слободе в 1651/52 году, и безфамильный Кирилко Кирилов, родившийся в строгановской вотчине «в уезде Соли Камской на Чюсовой» и пришедший в 1675/76 году.

Деревня Соколова на речке Бобровке. В двух дворах из трех жили Соколовы, показанные уроженцами Мурзинской слободы. В третьем жили Колпаковы, пришедшие в 1676/77 году из Устьянской волости Устюжского уезда. Еще один двор Соколовых значится в списке «вновь прибраных во крестьяне». Братья Стенька и Родка Якимовы дети Соколовы «сказали: родились де они в Тобольском уезде в Рудной слободе, платили денежной оброк. И тот оброк здали Якунке Мокину з братьями. А в Мурзинской слободе жили з братьями и ныне поделились…». Этот двор, очевидно, тоже находился в деревне Соколовой. В докладе Арапова 1671 года названы «рудного железного дела крестьяне» Мишка Соколов и Матюшка Сметанин. Матвей Сметанин не обнаруживается в списках Мурзинской слободы, а среди Соколовых нет Михаила, но одного из них зовут как раз Матюшкою (Матвеем). Похоже, Арапов, что-то перепутал. И не только Арапов. В более ранних документах по Мурзинской слободе фамилия Соколов не встречается. Родственники Соколовых в 1682 году жили в Рудной слободе («Невьянское железное рудное дело»; сейчас – село Рудное Ирбитского района) в деревне Соколовой на Нице. Сам Матюшка, внедрившийся в 1670 году на берега Бобровки, в 1676 году продолжал числился по Рудной слободе. Видимо, свидетельство переписи о том, что Соколовы – уроженцы Мурзинской слободы, ошибочно.

Четвертая мурзинская деревня находилась в самой северной точке Режевского района на берегу реки Нейвы. Перепись 1682/83 года называет ее Кривые Луки. Жители двух из трех ее дворов – Горбуновы и Устьянковы - показаны уроженцами слободы. В третьем дворе жила семья Герасимка Усольца, родившегося в Зырянском погосте Соликамского уезда. Время его прихода в Мурзинскую слободу совпадает с датой основания слободы – 1638/39 год. То есть он тоже относится к старожилам. Дата основания этой деревни наиболее расплывчата – с 1639 по 1682 год.

Крестьяне Мурзинской слободы были хлебнооброчными, то есть вносили в казенные житницы определенное количество зерна.

Из вышесказанного видно, что к 1680-м годам основная территория Режевского района была поделена между тремя слободами Верхотурского уезда и Мурзинской слободой Тобольского уезда. Было основало полтора десятка деревень. Неосвоенными оставались земли к югу от Режа, заселенные намного позднее.

Процессы формирования населения в слободах протекал по-разному. В восточной части района (Арамашевская и Невьянская слободы) заметно преобладали уроженцы Среднего Урала, в северо-западной части (Мурзинская слобода) процент пришлых был более значителен, в западной (Аятская слобода) – все новоселы являлись выходцами из-за Уральского хребта.

Освоение территории района продолжалось и в конце XVII века. Согласно переписи Арамашевской слободы 1696 года в слободу входили из дозорной книги 1680 года не только семь арамашевских деревень, но и три невьянских (Арамашка, Леневка и Клевакина). Кроме того, в слободе появились три новые деревни – Чепчугова, Останина и Каменка. Все они основаны, следовательно, между 1680 и 1696 годами. Имеется краеведческая фантазия об основании Каменки в 1574 году. Такая же версия встречается и о Каменке, входящей в административную территорию города Первоуральска. То и другое – результат грубых ошибок. Речь в столь старинных источниках может идти о какой-нибудь Каменке в Прикамье.

Деревня Каменка в 1696 году насчитывала девять дворов. Большую часть жителей удалось найти в переписи Невьянской слободы 1680 года. В трех дворах жили братья Дорофеевы, жившие в 1680 году в деревне Кекурской Невьянской слободы. В 1659 и 1666 годах эта семья числилась по деревне Куликовой. Из Кекурской же пришли Решетниковы, населявшие в 1696 году в Каменке два двора. В Невьянскую слободу они пришли в 1670/71 году из Гидаевского села Кайгородского уезда. Из деревни Куликовой переселились Подковыркины, известные в Невьянской слободе с 1640 года и пришедшие из Кайгородского уезда. Из той же деревни пришли и Костылевы, известные в слободе с 1641 года. Серебрянниковы в 1680 году жили в близлежащей деревне Клевакиной на Глинке. Невыясненным остается происхождение Ивашки Чупина.

В деревне Останиной в 1696 году тоже было девять дворов. Почти все крестьяне в 1680 году обнаруживаются в Невьянской слободе. В шести дворах жили Остафьевы, выходцы из деревни Останинской над Невьею. Обе деревни названы по родоначальнику этой семьи – Остане (Остафию) Яковлеву, жившему в 1624 году в бобылях в тагильской деревне Махневой, а с 1625 году – в крестьянах Невьянской слободы. Из той же деревни пришел и Богатырев. Фамилия получена от отчима; выходец из семьи Федюкиных, известных в деревне Останиной с 1659 года. Путиловы пришли в Останину из деревни Путиловой. Семья известна в Невьянской слободе с 1632 года. Происхождение одного безфамильного жителя пока не выяснено.

Деревню Чепчюгову в 1696 году двумя дворами населяли представители семьи Чепчюговых (Чепчюговских). Все они в 1680 году записаны по близлежащей деревне Сохаревой.

Очевидно, что в последние десятилетия XVII века миграционные процессы в восточной части Режевского района полностью соответствуют предыдущему периоду.

В 1696 году впервые наблюдается определенное разнообразие в налогообложении местных крестьян – в деревне Леневке из двенадцати дворов половина обозначена оброчными крестьянами, половина – пашенными.

На карте Ремезова (около 1700 года) обозначены деревни: Кочнева, Останина, Костылева (Каменка), Леневка, Першина, Голендухина, село Никольское (Глинское), Клевакина, Ощепкова, Сахариха (Сохарева), Жукова и Ряпасова (Арамашка). Как видно, некоторые деревни поименованы иначе, чем в писцовых материалах. Возможно, другие названия Каменки и Арамашки указывают на первопоселенцев этих деревень, соответственно – Костылевых и Ряпасовых. Именование Глинской селом Никольским свидетельствует, что здесь к моменту составления карты уже имелась церковь, первая на территории Режевского района.

О формировании в конце XVII века населения в западной части района удалось узнать меньше. В луковой переписи Аятской слободы 1686 года дважды названа деревня Еланская. Это пока единственный известный документ, содержащий это название. Сравнение списков жителей с предыдущими и последующими списками Аятской слободы показывает, что речь идет о деревне Черемиске. Действительно ли у Черемиски было второе название или имеет место ошибка писца, покажут дальнейшие исследования.

В самом конце XVII века крестьяне Аятской слободы приняли участие в разведке и описании рудных мест. В сообщении верхотурского воеводы Дмитрия Петровича Протасьева от 26 декабря 1697 года сказано: «Новоприискная ж ломовая железная руда вверх по Невье реке, а от Аяцкой слободы 30 верст, а от Невьи реки 4 версты. Новоприискной руды у прииску и досмотру были железные заводчики и рудоплавщики Савка Конаев (Конев) с товарыщи 16 человек…». Можно предположить, что среди «товарищей» Савки Конева были и жители Черемиски.

В 1700 г. началось строительство первого из заводов Верхотурского уезда – Невьянского. Основная нагрузка легла на крестьян уезда, в том числе и на аятских. За два года (с марта 1700 по май 1702 г.) в строительстве участвовало 265 человек из Аятской слободы.

В разгар строительства завода, в 1701 г., в Аятской слободе был проведен розыск беглых крестьян из вотчин Строгановых, в результате которого двадцать семей, большинство из которых жили в Черемиске и Шайтанке, должны были быть возвращены во владения Строгановых. Но часть из них предпочла уйти дальше в Сибирь – в 1719 году некоторые из бывших жителей Черемиски обнаруживаются в Багаракской слободе.

Весной 1702 года казенный Невьянский завод был передан тульскому оружейнику Никите Демидову. Для обеспечения завода вспомогательной рабочей силой в 1703 и 1704 годах к нему были приписаны в Верхотурском уезде все владения Невьянского Богоявленского монастыря и две оброчных крестьянских слободы - Краснопольская и Аятская. Таким образом, западная часть Режевского района оказалась в прямой феодальной зависимости от Демидовых.

Отдаточные книги 1703 года минимально отличаются от таковых же 1704 года, поэтому можно ограничиться последними. 

Между 1680 и 1704 годами в Аятской слободе произошел заметный рост населения. В частности, число дворов в деревне Черемиске достигло сорока четырех. Хозяева половины из них известны в Аятской слободе еще по переписи 1680 года. Десять человек числилось в самой Черемиске, двое – в центре слободы и десять были записаны среди захребетников. Из вновь появившихся достоверно происхождение только Гаевых-Микулаевых: в 1680 году и ранее они жили в деревне Бродовой Краснопольской слободы. О некоторых других можно предполагать по косвенным данным. Трое названы «Кукарцами», «Кукарскими», что свидетельствует о их приходе из Кукарки, откуда приходили переселенцы и ранее. Тимофей Сизяков является братом известного с 1680 года Савина Сизякова и, естественно, родом оттуда же, что и его брат – из-под Кунгура. Благодаря остальным новоселам, в Черемиске появились прозвания (фамилии): Агафоновы, Нагаевы, Белышевы, Половинкины, Софоновы, Потоскуевы, Шулеповы, Кряжевы, Папырины, Рогулины, Ивановы, Пьянковы, Смагины.

В Шайтанке в 1704 году насчитывалось 17 дворов. Из них в 1680 году четыре семьи жили здесь же, две – в Черемиске и четыре числились в захребетниках. Остальные записаны с прозваниями: Павловых, Кузнецовы, Елкины, Савиных, Торгового.

К 1710 году в Черемиске и Шайтанке произошло некоторое сокращение числа дворов, соответственно – до 33 и 15. Появилась еще одна деревня в западной части района – Режевская (сечас – Колташи). Все ее жители в 1703-1704 годах записаны по Черемиской. Из пяти дворов новой деревни в двух жили Кохташевы (Кокташевы), в одном – Булдыревы, в двух – безфамильные братья Тихон и Семен Елизаровы дети, которые в 1704 году названы Гаевыми (позже эта семья известна с фамилией Николаевы).

Переписи 1717 и 1722 годов существенных изменений в западной части Режевского района не отмечают. Деревня Режевская проходит под этим название в 1717 году, в 1722 впервые именуется Кокташевой. Второе имя деревни, очевидно, образовано от фамилии одной из семей первопоселенцев.

В 1708 году в России была проведена большая административная реформа. Территория страны впервые была разделена на губернии. В ходе реформы также были частично пересмотрены границы уездов. Мурзинская слобода была передана из Тобольского уезда в Верхотурский. Вся территория Режевского района впервые оказалась административно объединена.

К сожалению, крестьянская книга Верхотурского уезда 1709 года и перепись 1710 года не содержат сведений о деревнях Арамашевской, Мурзинской и Невьянской слобод. Арамашевская и Невьянская в 1709 году разбиты на десятки, в каждый из которых входило по несколько деревень; Арамашевская слобода в 1710 году и Мурзинская в обоих документах вообще никак не разделены – все крестьяне идут единым сплошным списком. Это, естественно, затрудняет изучение отдельных деревень в этих слободах.

На территории Режевского района в 1709 году располагались Арамашевской слободы Клевакинский, Глинский и Жуковский десятки; Невьянской – Каменский и Бобровский на Леневках.

Одна из семей Колугиных (бывшие жерноковы) в переписи 1710 года, единственными на рассматриваемой территории, написаны русскими ясачными людьми по Невьянской слободе. Это новая податная категория, начавшая формироваться в Верхотурском уезде во второй половине XVII века. Переход в ясачные осуществлялся путем взятия на себя повинностей с ясачных угодий, оставленных по тем или иным причинам (чаще всего – проданными) прежними владельцами. В связи с незаинтересованностью властей в уходе крестьян с пашни или оброка, русские должны были платить ясак в тройном размере. Последнее обстоятельство, однако, не останавливало желающих стать ясачными. В начале XVIII века русских ясачных людей в уезде насчитывалось уже несколько сот человек, объединенных в четыре особые волости (Мугайская, Бисерская, Чусовская, Низ-Туринская) (см. далее). При этом часто новоявленные ясачные проживали в одних деревнях и даже в одних дворах со своими отцами и братьями, остававшимися в статусе пашенных и оброчных крестьян, что порождало определенную неразбериху в документах. Ясачная книга Верхотурского уезда за тот же 1710 год показывает, что Колугины были не единственными русскими ясачными на территории Режевского района - в списке Мугайской волости значатся двое Глинских, двое Притчиных и безфамильный Гаврила Герасимов; последние трое – жители Мурзинской слободы.

Перепись 1710 года впервые показывает клир Глинского погоста. К этому времени в приходе был полностью сформирован состав священно- и церковнослужителей, которые населяли пять дворов: священник Федор Антипьев, дьякон, дьячок, трапезник (бывший жерноковый из семьи Колугиных) и просвирня.

В 1720 году в Глинском погосте было два священника, дьячок и трапезник.

К 1719 году в деревнях на территории Режевского района сложилась своеобразная ситуация. Проживавшие в одних деревнях и даже члены одних и тех же семей, оказались в ведомстве как Невьянской так и Арамашевской слобод и учитывались в соответствующих переписях, что, естественно, приводило к дублированию названия деревень. Причина, видимо, в том, что принадлежность к слободе определялась не местом проживания, а какими-то другими критериями. При этом отдельными списками шло перечисление бобылей и ясачных людей. Все это часто приводит к путанице при проведении исследований.

Поэтому деревни Невьянской и Арамашевской слобод приходится рассматривать вместе. Всего в границах этих двух слобод показано тринадцать деревень, известных по более ранним документам. Полностью арамашевцами были заселены: Арамашка, Голендухина, Жукова, Кочнева, Чепчугова, Ощепкова и Першина; смешанное население имели: Глинский погост, Каменка, Клевакина, Леневка, Останина, Сохарева. Смешанным был и социальный состав жителей – крестьяне, бобыли и русские ясачные.

Перепись отмечает и новую деревню-однодворку – Гуринскую (сейчас – Гурино). Она единственная была полностью заселена крестьянами Невьянской слободы. Хозяином единственного двора был Мартын Гурьев сын Чепчугов с сыновьями. Это вторая волна переселения многочисленного рода Чепчуговых (Чепчуговских) с низовьев Режа. В 1680 году семья записана по деревни Яланской, в 1709 году – по Бобровскому десятку на Нейве, в 1710 году – по Каменскому десятку. Можно предположить, что к 1710 году деревня Гуринская уже существовала. Её название несколько выбивается из прочих – она поименована не по фамилии, а по отчеству основателя. Возможно, это объясняется, тем, что к моменту появления деревни в данной округе уже существовала деревня Чепчугова.

На части Мурзинской слободы, вошедшей в границы Режевского района, в 1719 году значатся шесть деревень. Из них четыре (Липовская, Глухарева, Соколова, Кривые Луки) известны из переписи 1682/83 года; две – новые (Мостовая, Фирсова). У Кривой Луки приведен и другой вариант названия - Кривкова.

Из новых деревень Мостовая насчитывала четыре двора - два крестьянских (Притчины и Ческидовы) и два - ясачных (в обоих – Притчины). Ческидовы (Чоскидовы) происходят из «Еренского городка на Пизенге в Сысольской волости»; в переписи 1682/83 года написаны в деревне Сизиковой на Енбарке. Родоначальник семьи и основатель фамилии Притчиных – Андрей Трифонов сын Притча – записан в 1682/83 году в деревне Сизикове, как родившийся «в Перми на Сысоле реке в Кайгороцкой волости» и пришедший в «Сибирь» в 1671/72 году. То есть, Мостовая возникла в результате расселения крестьян из Сизиковой между 1683 и 1719 годами.

В деревне Фирсовой в 1719 году было четыре крестьянских двора (Фирсовы, Серухины – 2, Сириных). Фирсовы, вероятные основатели деревни, в 1682/83 году жили в деревне Кайгородовой на речке Шиловке. Родоначальник семьи родился «на Сысоле реке Ужгинской волости в деревне Мостовой». В «Сибирь» пришел в 1671/72 году. Остальные жители деревни пришли в слободу позднее: Серухины известны с 1709 года, Сириных – только в 1719 году.

 

Основные источники:

Переписи Верхотурского уезда: 1624 г. – РГАДА. Ф. 214. Оп.1. Д.5; 1659 г. – РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.40; 1666 г. – ТГИАМЗ. КП 12692; 1680 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697; 1710 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1539; 1719 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1 Д.1615; 1720 г. - РГАДА. Ф.214. Оп.1 Д.1508.

Крестьянские книги Верхотурского уезда: 1626 г. - РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.10; 1632 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.35; 1641 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.140; 1709 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1501.

Крестьянские книги Мурзинской слободы: 1644 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Кн.159; 1652 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Кн.295; 1666 г. – РГАДА. Ф.214. Оп.1. Кн. 489.

Список крестьян Верхотурского уезда, пострадавших от башкирских набегов 1662-1663 гг. – РГАДА. Ф.1111. Оп.2. Д.911.

Переписи Арамашевской слободы: 1669 г. – РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.23; 1696 г. - РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.37.

Крестоприводная книга Тобольского уезда1676 г. - РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.610.

Перепись Тобольского уезда 1681-1683 гг. - РГАДА. Ф.214. Оп.5. Кн.261.

Отдаточные книги Аятской слободы: 1703 г. – РГАДА. Ф.151. Оп.1. Д.50; 1704 г. – РГАДА. Ф.1267. Оп.1. Д.654.

Ясачная книга Верхотурского уезда 1710 г. - РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1534.

Переписи Аятской слободы: 1717 г. – ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.222; 1727 г. – РГАДА. Ф.350. Оп.2. Д.581.

Категория: География района | Просмотров: 1322 | Добавил: Мария | Теги: география района | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
1
Здравствуйте, прочитала, но о деревне Корниловой не нашла ничего, а она упоминается в Мурзинской переписи 1721 года. Это меня интересует, т. к. Бабушка у меня из этой деревни. Сейчас, делая запросы по архивам Свердловска и Пермского края, пока не могу связать Шибаевых этой переписи с Шибаевыми 1896 года, но потихоньку дело движется. Ещё ревизские сказки есть, но пока мне неразборчиво. Если есть что у вас про деревню Корнилова,Шибаевых напишите, если необходимо оплачу, очень мне интересно.
С, уважением, Седельникова Юлия.
avatar