Суббота, 20 Октября 2018, 10:07
Осколки Истории, Краеведческий сайт Алапаевского района Свердловской области

КРАЕВЕДЧЕСКИЙ САЙТ АЛАПАЕВСКОГО РАЙОНА Свердловской области
Наши награды

Если вам нужна какая-либо информация с сайта, скажем, для учебы или работы, отправьте просьбу администратору через обратную связь.
НЕ ИМЕЙТЕ ПРИВЫЧКИ воровать информацию и размещать ее на иных ресурсах, выдавая за свой краеведческий труд. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием!
При использовании материалов или частей материалов УКАЗЫВАЙТЕ ССЫЛКУ на сайт!.

Меню сайта
Категории
Алапаевск [144]
Верхняя Синячиха [133]
Нижняя Синячиха [29]
Заводы и рудники [26]
Храмы, часовни, соборы [76]
Романовы [36]
Быт и уклад [4]
Разное-полезное [12]
География района [143]
Видеоархив [40]
Еще немного о солдатах... [220]
Дорога узкая, железная [8]
СПРАВОЧНОЕ БЮРО [19]
расписания, полезная информация, телефоны учреждений
Новое на сайте
Тюфяков Василий Анисимович
Из истории комсомола Алапаевского района
Копылова Евпраксия Ефимовна (Ася Ефимовна) - первая заведующая больницей В. Синячихи, акушер-гинеколог
Альбом Терапевтическое отделение АЦРБ
История медицины, больница Верхней Синячихи, а также родильное отделение и женская консультация
Виджет сайта
У нашего сайта появился виджет. Теперь вы можете читать новости на главной странице Яндекса



Песни о Родине

Поделиться
Осколки истории
Сайт села Арамашево
Музей В.Синячиха
В.Довгань. Море фото
Сайт п.Н-Шайтанский

М. Игнатьева.Фото
Поколения Пермского края
Сайты организаций В.Синячихи
Форма входа
Календарь
«  Февраль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728
Отголоски
Статистика


Сайт создан
27 сентября 2014 г.


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Архив записей

Главная » 2017 » Февраль » 24 » Князь-поэт, Владимир Палей
15:21
Князь-поэт, Владимир Палей
Мы докатились до предела, 
Голгофы тень побеждена:
Безумье мигом овладело -
О, как смеется сатана!



Эти четыре строки - начало стихотворения, написанного в 1917 году князем Владимиром Палеем. За свою недолгую жизнь он успел издать два небольших сборника стихов: один - в 1916, второй в 1918 году. Он подготовил к изданию и третий, но революционные события не позволили осуществить задуманное...

Родился Владимир Палей 28 декабря 1896 года; его родители Великий князь Павел Александрович и Ольга Валериановна Пистолькорс, урожденная Карлович. Это был второй, морганатический брак Павла Александровича, заключенный вопреки воле Императора. Они были вынуждены уехать во Францию, где и родился Владимир, в 1903 г. - дочь Ирина, в 1905 г. - Наталья.

Это была удивительно счастливая семья. Любовь и радость сияли вокруг Владимира. Недаром в своих стихах он передаёт те чувства, которые царили в семье Великого князя. Любимый и любящий сын, находящийся со своими родителями в удивительной духовной близости; заботой и трогательной нежностью проникнуты его письма домой и из Пажеского корпуса и с войны.

Вот отрывок из письма от 12.09.12 г. "...Вот таким образом, мамочка дорогая, и живу себе спокойно, окруженный общей лаской и вашим благословением. Но боже мой! Как меня по временам, особенно к вечеру, в субботу, тянет к вам. Как мне хочется обнять тебя, мамочка, а папино чтение послушать.

Как мне девочек по временам не хватает. Дай Бог, отпустят на денек раньше 17-го, и мне удастся целых две недели с вами побыть".


Владимир Палей, прибл. 1910 год

Лишь в 1904 году Ольге Валериановне /и её детям от брака с Великим князем/ был пожалован графский титул, а в 1915 году- княжеское достоинство и фамилия Палей. Семье было позволено вернуться в Россию в 1914 году. Владимир жил во Франции до 16 лет. Приехав в Россию в 1912 году он поступает в Пажеский Его Величества корпус. В "3аписках кирасира" Владимир Трубецкой писал: "...Это кастовое военно-учебное заведение накладывало на своих питомцев совсем особую печать утонченного благоприятия и хорошего тона. В пажеском корпусе специальным наукам отводилось должное место, и, надо сознаться, что именно из пажей выходили, пожалуй, наиболее культурные офицеры русской армии". 

В 1915 году Владимир был произведен в корнеты лейб-гвардии гусарского Его Величества Полка. Но он очень рано понимает, что военная служба не для него, а оставить армию не помышляет, тем более во время войны. Юный поэт пишет много, пробует себя в различных жанрах. В России он особенно сблизился со своим двоюродным дядей Великим князем Константином Константиновичем, влияние которого, ощущается в поэзии. Он был очень молод, чтобы не попасть под мощное поэтическое обаяние и авторитет своего дяди. В 1916 году вышедший первый сборник Палея получил много отзывов. Автор одного - Федор Батюшков -писал: "Автор чужд новейших течений в поэзии; робко проступает эпиграф из Верлена; всего ближе он и по структуре стиха и по настроению к поэзии К.Р... Трудно предугадать дальнейшее развитие таланта, которому пока ещё чужды многие устремления духа и глубины души, но задатки есть, как свежие почки на молодой неокрепшей ещё ветке. Они могут развернуться и окутать зеленью окрепший ствол”. А академик Анатолий Федорович Кони назвал юного поэта "надеждой русской литературы".


Ирина и Натали

В своих мемуарах Н.Я. Мандельштам утверждала, что Палей был знаком с Осипом Мандельштамом и неоднократно посещал Николая Гумилева.

Князь Владимир Палей принадлежал к поколению "золотой молодежи" начала века -блестящий, обаятельный, образованный молодой человек с безукоризненными манерами. Судьба дала ему всё: ум, красоту, талант, богатство и всеобщую любовь — но

самый щедрый дар — трепетная душа поэта. Лучшие дома столицы почитали за честь его посещение. Князь Палей был светским
веселым юношей, часто бывал искушаем... Но в его душе постоянно присутствует Бог.

Господь во всём, Господь везде:
Не только в ласковой звезде,
Не только в сладостных цветах,
Не только в радостных мечтах,

Но и во мраке нищеты,
В слепом испуге суеты,
Во всём, что больно и темно,
Что на страданье нам дано…

Как подлинную трагедию воспринял В.П. /Владимир Палей/ отречение от престола императора Николая II. Вскоре был арестован его отец -Великий князь Павел Александрович.
Ольга Валериановна металась по Петрограду, чтобы хоть чем-то помочь любимому мужу, но кровавый маховик уже был раскручен и не только Великому князю не суждено было вернуться домой.

В 1917 году Владимир ведет дневник -бесценное свидетельство тех страшных дней, который поражает зоркостью наблюдений и точностью предвидения. "Неужели наши потомки увидят в событиях 1917 года одну лишь удручающую картину? Одну лишь кучку людей, вырывающих друг друга право на катание в моторах, в то время как страна голодает, а армия целуется с врагом? ... Сплотимся, скорее забудем то, чего мы добиваемся для своей плоти и спасем святыню Родины, к которой жадно тянутся окровавленные руки немецкого милитаризма. Спасем её не манифестациями и не пальбой на фронте, возрастающим порядком внутри страны.

... Неужели те, кто бескорыстно создал революцию, кто, следовательно, таил в душе блаженные и светлые идеалы, надеясь на возможность осуществления этих идеалов, неужели эти русские люди не чувствуют, насколько страшен и ужасен переживаемый Россией кризис? Творимое вырвалось из рук творителей...

Всей России грозит позор и проклятие. Пора, пора опомниться, если мы не хотим дать миру плевать нам в лицо".

В 1918 году выходит второй поэтический сборник Палея.


Владимир Палей, фото 1916 г. 

Опять и опять Палей обращается к Богу:

Молитвы заменив стихами
И веря в Твой безбрежный свет,
Молюсь я высшими мечтами –
Прости, о Боже, я – поэт.

Но наиболее созвучным состоянию души автора стало стихотворение 

Благий Господь, я немощен и грешен, 
Звучит печаль в молениях моих...
В былые дни я песней был утешен,
Меня пьянил беспечно легкий стих,

Но мне теперь уже не шлет забвенья
Мучительный огонь духовных сил –
В пенящемся напитке вдохновенья
Я горечи неведомой вкусил.

Владимир Палей пишет драматический этюд "Смерть Пушкина", взяв лермонтовские строки эпиграфом "Погиб поэт, невольник чести"... Словно разрешая для себя вопрос: как мог поэт опуститься до морали толпы, гений - снизойти до жалкого чувства мести - делает вывод: Пушкин не запятнал себя в главном:

Пушкин: ...Пойми, о, друг,
Что если бы не я свалился первым,
Что если бы моя вонзилась пуля,
Даря ему предсмертное забвенье, - 

Все было в кончено, и я бы замер,
С рукою, окровавленной навеки...
...Нет, лучше мне поэтом умереть...
Чем прозябать глухонемым убийцей!

Глава петроградского ЧК УРИЦКИЙ, проводя перепись членов дома Романовых, вызвал и князя Владимира. Он предложил ему подписать отречение от отца: так как Палей носил титул и фамилию матери, то мог избежать черного списка. Владимир был возмущен, и, вернувшись домой, сказал матери: "Как он посмел предложить мне такое!" Хотя и понимал, чем это грозит ему.

Весной 1918 года Владимир Палей, три сына Великого князя К.Р. - князья Иоанн, Константин и Игорь, Великий князь Сергей Михайлович были отправлены в ссылку - сначала в Вятку, потом в Екатеринбург, и наконец в Алапаевск - последнее место заточения. Из Екатеринбурга он писал матери: "Я весь дрожал, когда после крестного хода раздалось всё более и более громкое "Христос воскресе" и я невольно вспомнил заутрени в Париже и в Царском, стало так тяжело, как будто ангел, отваливший камень от Гроба Господня, свалил его на меня", А в Вятке из-под его пера появились трагические строки:

Немая ночь жутка. 
Мгновения ползут.
Не спится узнику ... 
Душа полна страдания:
Далеких, милых прожитых минут 
Нахлынули в неё воспоминания ...

Всё время за окном проходит часовой.
Не просто человек, другого стерегущий,
Нет, - кровный враг, латыш, угрюмый и тупой 
Холодной злобой к узнику дышущий ...

Постоянно обращенный в своих помыслах к небесам, князь Владимир Палей встретил свою смерть глубоко под землей.

Ему исполнился только 21 год. Известно, что в ссылке поэт много и плодотворно работал. Но на сегодняшний день произведения алапаевского периода не известны.

Н. Бакастова

ИРИНА
Ты так заботлива, так трепетно мила,
Как свежий ветерок в прохладной чаше леса. 
Порой мне кажется, что к людям ты сошла 
Инфантою младой с картины Веласкеса.

Не знаешь ты ещё ни зависти, ни зла,
Печалей пред тобой не поднята завеса,
Ирина кроткая! О если б ты могла
Такою жить сто лет, как спящая Принцесса!

Ты любишь всех кругом всей маленькой душой; 
Своею кротостью, умея быть большой,
Ты смотришь нам в глаза, как ангел Перуджино,
И взгляд твоих очей так полон доброты,
Что снова в нас цветут невинности мечты, 
Когда с улыбкою подходит к нам Ирина...
Царское Село.Июнь 1914.

***

Немая ночь жутка.Мгновения ползут.
Не спится узнику...Душа полна страдания; 
Далёких, милых прожитых минут 
Нахлынули в неё воспоминания... 

Всё время за окном проходит часовой,
Не просто человек, другого стерегущий,
Нет, - кровный враг, латыш, угрюмый и тупой, 
Холодной злобой к узнику дышущий...

За что? За что? Мысль рвётся из души.
Вся эта пытка нравственных страданий.
Тяжёлых ежечасных ожиданий.
Убийств, грозящих каждый миг в тиши,

Мысль узника в мольбе уносит высоко... 
О, что гнтёт кругом, так мрачно и так низко...
Родные, близкие так жутко далеко,
А недруги так жутко близко.

***

ПОСВЯЩАЕТСЯ К.Р.

/По окончании перевода "Царя Иудейского» на Французский язык/

Труд окончен... Закрылась тетрадка 
И в руке замирает перо...
О, как было работать мне сладко,
И как в сердце казалось светло!

Пролетали стихи вереницей,
Словно птицы весной в небесах,
И я слышал, склонясь над страницей, 
Как поёт Твоё сердце в стихах!

Глубока Твоя вера, гуманна,
И красою небес Ты пленим -
Оттого так нежна Иоанна,
Так понятно скорбит Никодим!

Я унесся с Твоим вдохновеньем,
С лучезарною грезой Твоей 
И с тревогою и с умиленьем 
Я внимал звуку кротких речей.

Отдаваясь святому лиризму,
Я про немощь свою забывал 
И на страсти смотрел я сквозь призму 
Непорочных далеких начал.


***

НА СМЕРТЬ К.Р.

Умолкла его вдохновенная лира,
Потух его любящий взор...
Вознесся он в тайну надзвездного мира,
В лазурный небесный простор.

Он понял осмысленность жизненной битвы, 
Он понял природы красу 
И думал: "Я людям святые молитвы 
В весенних цветах принесу".

И с верой он пел на земле о небесном... 
Теперь же, познавши покой,
Витая в полете своем бестелесном,
Скорбит он над злобой людской...
Крым. 4 июня 1915.

***

ЖИЗНЕРАДОСТНОСТЬ. /Посвящается моей матери/

Мне дорог час, когда царицей властной 
Встает вдали румяная заря,
И к жизни вновь готовится прекрасной 
Душа, любовью трепетной горя.

Мне дорог час молчания спокойный. 
Минутный отдых жизни пред трудом,
Когда проходит мимо полдень знойный 
И словно засыпают сад и дом.

Мне дорог час, когда вечерней дымкой 
Окутаны высокие хребты,
И в душу мне крадутся невидимкой 
Неясные и нежные мечты.

Но всех дороже мне тот час успокоенья, 
Когда туман рождается ночной,
И вся душа, источник вдохновенья,
Горит в тиши высокою звездой.
Крым. Май 1915.


О.В. Пистолькорс

***

В ДНИ РЕВОЛЮЦИИ

/Иэ дневника февраля - марта 1917 года/

Свинцовая гроза неслышно нарастала 
Над всей страной,
И в пору зимнюю России душно стало,
Как в летний зной...

Воppваньям и мольбам внимали равнодушно, 
СГУЩАЛАСЬ TEHb...
И в пору снежную России стало душно,
Как в летний день...

К чему, к чему тогда, когда ещё святыни 
Не пали в прах,
Ты чуять не хотел заботливой кручины 
Ни в чьих словах?

Зачем на речь друзей 
Ты хмурился сурово, 
Зачем, скажи,
Не различал тогда 
Ты вещей правды слово От слова лжи?
Категория: Романовы | Просмотров: 335 | Добавил: Мария | Теги: Алапаевск, Романовы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar